Ульф Шнайдер: «Многие немецкие компании вообще не знают, где находится Беларусь»

26/08/2020
Ульф Шнайдер: «Многие немецкие компании вообще не знают, где находится Беларусь»
Еще до начала волнений Беларусь считалась непривлекательным местом для бизнеса иностранных компаний. И для этого нет никаких оснований, считает Ульф Шнайдер, который помогает компаниям выйти на рынок этой страны. Разговор о белорусской деловой культуре.

Ульф Шнайдер в 2003 году основал в Москве компанию «ШНАЙДЕР ГРУП». Его консалтинговая компания специализируется на сопровождении западноевропейских предприятий при выходе на рынок Восточной Европы и стран СНГ. В 2009 г. его группа компаний открыла филиал в Минске и с этого момента консультирует иностранные фирмы и там. Очевидно, бизнес востребован – потому что при довольно глубокой интеграции государства и экономики иностранные компании часто сталкиваются с административными, бюрократическими или культурными барьерами.

«Экономика Недели» (или «ВиртшафтсВохе»): Вы уже более десяти лет работаете в Беларуси и помогаете иностранным компаниям утвердиться на этом рынке. Как изменились за это время стартовые условия для работы западных фирм?
Лукашенко в последние годы сделал несколько правильных вещей, в первую очередь, в области внешней политики. Например, он ввел 30-дневный безвизовый режим, что является очень важной льготой именно для путешествующих в деловых целях. Кроме того, он уменьшил бюрократию и упростил административные процедуры. Это помогло иностранным компаниям создать свой бизнес в Беларуси. Льготы особенно актуальны для сектора ИТ. Конечно, это не оправдывает то, как он сейчас ведет себя с собственным народом. Кроме того, активные реформы практически прекратились около года назад. Это также могло быть причиной недовольства населения. Тем не менее, кажется, что экономические улучшения не волнуют молодых людей – для них важнее всего свобода.

Когда в  2009 году Ваша компания появилась в Беларуси, условия для бизнеса западных компаний там считались непростыми. Бюрократия, коррупция и экономика, жестко регулируемая государством – таково было общее представление о Беларуси. Как Вы увидели там потенциал, несмотря на эти факторы?  
Тогда царило что-то вроде золотой лихорадки – идеи для бизнеса, казалось, валялись под ногами – нужно было только их правильно реализовать. Беларусь предлагала иностранным фирмам великолепные возможности для бизнеса, но при этом не очень хорошо позиционировала себя в экономике. Я был уверен, что страна будет хорошо развиваться и, кроме того, находясь между ЕС и Россией, она может быть удачным местом для производства товаров и дальнейшего экспорта их в русскоязычные страны. Причина не только в квалифицированных кадрах или относительно низких зарплатах: белорусы очень похожи на нас, немцев. Как работников их отличают, например, дисциплина, пунктуальность и аккуратность.

Однако до настоящего момента в Беларуси работает относительного немного немецких фирм. С чем это связано?
Многие немецкие компании вообще не знают, где находится Беларусь. Многие также считают, что ситуация в стране с таким президентом, как Лукашенко, может привести к проблемам – это понятно. Но широко распространенное мнение о том, что в стране нет никаких экономических возможностей, с моей точки зрения, неоправданно. Однако компаниям нужен кто-то, кто поможет им выйти на рынок и разобраться в местных особенностях. Иначе успеху помешают административные препятствия или культурные различия. Тому, кто не знает белорусских методов ведения бизнеса, придется очень трудно.

Что же отличается, например, от бизнеса в Германии?
 Например, переговоры с потенциальными деловыми партнерами. Мы, немцы, обычно летим куда-то на день-два, обсуждаем договор и, как только он готов к подписанию, возвращаемся домой. В Беларуси не так: там нельзя быть уверенным в заключении договора, если уехать сразу после переговоров.

Почему же?
Это обусловлено культурными различиями. Если немец скажет, что договор готов, и уедет, белорусами это будет воспринято как неуважение к партнеру. Нужно уделить время для того, чтобы хотя бы вместе сходить в театр или на концерт. А если будущий партнер пригласит вас домой, это значит, что отношения завязались действительно прочные. Сколько продолжится визит, точно сказать нельзя. Но правильный ответ, который нужно давать на вопрос о дате возвращения: «Когда мы окончательно договоримся». Точную дату называть ни в коем случае нельзя.

Если всё это запомнить – бизнес в Беларуси пойдет, как надо?
Это не так просто – в Беларуси глубоко укоренилась бюрократия, а администрация не спешит принимать решения. Если нам кажется, что документы уже можно подписать, она считает по-другому. Именно заключение договоров между двумя предприятиями может тянуться довольно долго. Здесь нужна выдержка.

По сравнению с актуальными проблемами в Беларуси эти трудности кажутся незначительными. Сотни тысяч людей выступают против Лукашенко, а он отвечает актами насилия. Может ли у страны быть будущее с таким президентом?

Лукашенко десятилетиями подавлял развитие оппозиции. Поэтому я не уверен в том, что такая оппозиция в состоянии создать правительство, учитывающее интересы всех слоев общества. Очень трудно сказать, кто одержал бы победу на выборах, если бы они были свободными и объективными. Очевидно, экономических улучшений недостаточно для того, чтобы удовлетворить требования людей. Нужен открытый диалог между президентом и народом. В конце концов, в Беларуси есть сторонники и оппозиции, и действующего правительства.

Интервью Яна-Лукаса Шмитта и Максимилиана Заксе

22 августа 2020 г.

Источник

Напишите нам

Идёт отправка...