Особенности процедуры исполнения иностранных судебных и арбитражных решений

27/07/2021
Особенности процедуры исполнения иностранных судебных и арбитражных решений

Очень часто клиенты не отдают себе отчет в том, что, с вынесением арбитражем решения арбитража, судебный спор как таковой не может считаться завершенным. Как правило, такое заблуждение случается именно при арбитражном разбирательстве, клиент, потратив много сил и средств на арбитражный процесс не всегда готов к тому, что исполнение также займет время и повлечет за собой расходы на юридическое представительство.
Признание и исполнение иностранных судебных и арбитражных решений в России сопряжено с большим числом трудностей большего или меньшего характера, что означает, что к этой процедуре нужно отнестись внимательно, не рассматривая ее как чисто формальную.

Правовые основания исполнения иностранных судебных и арбитражных решений

Процессуальные основания признания и исполнения иностранных судебных и арбитражных решений сформированы в одной главе 31 АПК РФ.
В тоже время, материально-правовое регулирование, лежащее в основе исполнения иностранных судебных и арбитражных решений, различно. Исполнение иностранных арбитражных решений основано на положениях Нью-Йоркской Конвенции 1958 г. и Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г.

Исполнение же иностранных судебных решений по общему правилу должно быть основано на основано на международном договоре, например, такие соглашения были заключены СССР со странами членами СЭВ и продолжают действовать в настоящее время. Однако, как разъяснил Высший арбитражный суд в Определении от 7 июля 2002 г. № 5-Г02-64В «отсутствие международного договора о признании и принудительном исполнении решений определенной страны не является основанием для отказа в исполнении решения суда этой страны. Более того, российский суд может удовлетворить ходатайство о признании и исполнении иностранного судебного решения и без наличия международного договора, если судами иностранного государства на основе взаимности признаются решения российских судов».

Как подтверждается судебной практикой, это означает, что заявитель должен обосновать на конкретных примерах (например, предоставив заключение юриста по праву иностранного государства), что в соответствующем государстве, в котором принят судебный акт, существует практика признания и исполнения российских судебных решений, см. в частности, Определение ВАС РФ от 07.12.2009 г. № ВАС-13688/09, Постановления ФАС Северо-Западного округа от 28.08.2008 г. по делу № А56-22667/2007, Московского округа от 19.04.2012 г. по делу № А40-119397/11-63-950. Так, в практике встречаются случаи признания на основании принципа взаимности решений английских, голландских, немецких судов. Также, руководствуясь принципом взаимности мы добились признания решения французского суда и включения требований клиента [Аэропорты Парижа] в реестр требований в деле о банкротстве авиакомпании «Трансаэро»[1].

При этом, по нашему опыту наличие межгосударственного соглашения на практике приводит к тому, что признание судебных решений занимает существенно больше времени, как если бы такого соглашения не было. Так, Договором между СССР и Чехословакией «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» от 12 августа 1982 г. установлен специальный порядок признания судебных решений. Ходатайство о признании подается не в суд государства, в котором испрашивается признание против должника, а в суд, вынесший «первоначальное» решение, который выносит определение и направляет заявление в Министерство юстиции своего государства, которое затем контактирует с Министерством юстиции соответствующего государства, и только после этого заявление передается в суд по месту нахождения должника (см. статьи 3 и 55 указанного Договора). По двум делам нами были поданы ходатайства о признании и приведении решений Арбитражного суда г. Москвы, по прошествии более года у нас отсутствует информация о состоянии движения ходатайств, - Арбитражным судом г. Москвы были вынесены соответствующие определения, материалы направлены в Министерство юстиции РФ, после чего наступила тишина, возможность отслеживать движение материалов в Министерстве юстиции не предусмотрена. Мы можем предположить, что подобная ситуация будет наблюдаться и при обращении с соответствующим ходатайством об исполнении решения чешского суда в России.

Т.е. получается, что исполнение могло бы быть произведено очевидно быстрее в отсутствие межгосударственного соглашения, естественно, при условии соблюдения соответствующим государством принципа взаимности.

Возможные проблемы на стадии принятия судом заявления

Статья 242 АПК РФ, которая определяет требования к заявлению о признании и исполнении иностранного судебного и арбитражного решения, в частях первой и второй содержит общие положения, применимые ко всем заявлениям, затем в третьей части определяет перечень приложений к заявлению о признании судебного решения, а в четвертой части – к заявлению о признании арбитражного решения. Применительно к арбитражному решению АПК РФ требует только представить арбитражное соглашение и само арбитражное решение, в то время как к заявлению о признании судебного решения должны быть также приложены документы, подтверждающие вступление решения иностранного суда в законную силу и документы, подтверждающие уведомление должника о судебном разбирательстве в иностранном суде.

Такая нечеткая законодательная техника приводит к тому, что очень часто при принятии заявлений о признании арбитражных решений, судьи ошибочно исходят из того, что документы должны прилагаться по списку по части третьей, а не четвертой статьи 242 АПК РФ. В результате мы неоднократно сталкивались с ошибочным оставлением судом заявлений без движения. В этой связи, чтобы исключить оставление заявления о признании арбитражного решения без движения, мы рекомендуем уже на стадии подачи заявления представить документы, подтверждающие уведомление должника об арбитражном разбирательстве.

Еще одна проблема состоит в том, что часто арбитраж не уделяет должного внимания единому написанию своего наименования по тексту решения, такое наименование может также отличаться от наименования арбитража в арбитражной оговорке. Суд может обратить внимание на разницу наименования, это обстоятельство также может стать причиной или одной из причин оставления заявления без рассмотрения.

Этот вопрос может возникнуть и в ходе рассмотрения заявления по существу, поскольку должник может сослаться на отсутствие у арбитражного суда, вынесшего решение, компетенции, ссылаясь на то, что в договоре стороны якобы договорились о передаче споров на разрешение «другого» арбитража. Причем такой аргумент может быть заявлен должником даже несмотря на то, что как правило, постоянно действующий арбитраж в каждой стране один, это третейский суды, созданные при торгово-промышленных палатах, аналоги российского МКАС и если стороны договорились о передаче спора на разрешения постоянно действующего арбитражного суда в конкретной стране, речь может идти только об одном суде. Так, например, уже в нескольких судебных актах отмечалось, что Венский арбитраж (VIAC) это единственный постоянной действующий арбитражный суд в Австрии[2].

В деле №А76-14670/2017, в котором мы представляли заявителя как раз по заявлению о признании решения Венского арбитража, подобный аргумент был выдвинут должником несмотря на то, что в арбитраж обратился сам должник[3]. Т.е. наличие у арбитража компетенции никак не могло вызвать сомнений коль скоро должник обратился в арбитраж и участвовал в разбирательстве дела, т.е. должник признал наличие у арбитража компетенции. В таких случаях по аналогии с тем, как это было сделано в упомянутых судебных актах, мы рекомендуем обратиться в арбитраж за разъяснением, и предоставить такое разъяснение в российский суд.

Основания отказа в удовлетворении заявления

Строго говоря, возможные основания отказа в удовлетворении заявления являются достаточно формальными и не предполагают судебного усмотрения. Тем более, в силу части 4 статьи 243 АПК РФ суд не вправе пересматривать решение иностранного суда, по существу. Это, однако не означает, что рассмотрение заявления судом будет формальным. В ходе рассмотрения заявления должник может пользоваться всеми процессуальными правами, вплоть до заявления ходатайства о проведении по делу экспертизы. Что касается противоречия судебного или арбитражного решения публичному порядку, что является одним из распространенных оснований отказа судом в приведении в исполнение, следует обратить внимание, что на предмет соответствия публичному порядку российским судом должно проверяться даже не само решение иностранного суда или арбитража, а то, вступает ли в противоречие с публичным порядком исполнение такого решения [4]. Так, например, судебной практикой подтверждается вывод о том, что исполнение решения иностранного арбитража о взыскании убытков в пользу пострадавшей стороны, сумма которых выражена в иностранной валюте, не может повлечь за собой нарушение требований российского законодательства о валютном регулировании и валютном контроле[5].

При этом, ссылка на противоречие публичному порядку в принципе безосновательна в ситуации, когда иностранный суд или арбитраж применил российское право, например, к отношениям сторон была применена Венская конвенция о договорах купли-продажи, стороной которой является РФ и которая является составной частью правовой системы Российской Федерации[6].


Принудительное исполнение судебного решения

Сложности при принудительном исполнении судебного акта могут возникнуть в случае, если у кредитора отсутствует счет в российском банке. Если у должника нет или недостаточно денежных средств на счете в валюте судебного решения, исполнение всегда будет производиться через службу судебных приставов (в силу статьи 72 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). По нашему опыту списав денежные средства со счета должника служба судебных приставов очень неохотно проводит платеж в пользу кредитора на счет в иностранном банке. С целью перестраховаться приставы могут делать запросы о возможности перечисления взысканных денежных средств за границу в Росфинмониторинг или даже в Прокуратуру, все это время деньги в рублях будут находится на депозитном счете службы судебных приставов. Задержка в перечислении денежных средств в результате волатильности курсов валют может привести к тому, что итоговая сумма взыскания, полученная кредитором, окажется меньше, чем ему причитается согласно судебному решению. Законодательного механизма, как и кто должен компенсировать подобные потери кредитора, к сожалению, не установлено, в свою очередь судебная практика в части взыскания убытков со службы судебных приставов является неутешительной[7]. В данном случае, к сожалению, не может быть другого практического решения кроме как работать с службой судебных приставов, в том числе, объяснять необходимость скорейшего перечисления денежных средств, обжаловать бездействие судебного-пристава, и прочее.

Возбуждение дела о банкротстве в отношении должника

В случае возбуждения дела о банкротстве в отношении должника может оказаться, что несмотря на то, что российским судом уже вынесено решение о признании и приведении решения иностранного суда либо арбитража, кредитору с целью включения своего требования в реестр требований в деле о банкротстве должника будет необходимо еще раз представить в суд документы (в том числе, в оригиналах), обосновывающие размер требования, не только судебные решения, а именно первичные документы. Требование предоставления таких документов основывается на разъяснениях ВАС РФ в Постановлении Пленума от 22 июня 2012 № 35 «О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дела о банкротстве» (см. пункт 26), в этой связи в судебной практике говорится о повышенном стандарте доказывания размера требований кредитора, когда «судебное исследование обстоятельств дела должно отличаться большей глубиной и широтой по сравнению с обычным спором»[8].

Так, в деле, которое мы вели, после признания решения Венгерского Арбитража Арбитражным судом Республики Дагестан[9] в отношении должника было возбуждено дело о банкротстве. На стадии включения требования клиента в реестр кредиторов необходимо было не только обосновать размер и основание требований со ссылкой на первичные документы, но и парировать доводы одного из крупнейший кредиторов должника, по мнению которого, Венгерский арбитраж неправильно рассчитал неустойку на сумму задолженности[10]. Суд согласился с нашей позицией и указал в том числе, что положениями Федерального закона о банкротве не исключается применение норм иностранного права при установлении требования кредитора; поскольку законодательство РФ допускает применение норм иностранного государства, наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для отказа от признания или приведения в исполнение решения иностранного суда или включения в реестр требований кредиторов.

Необходимость учитывать интересы других конкурсных кредиторов может обнаружиться и на стадии признания и приведения в исполнения решения иностранного суда или арбитража как это произошло в деле, рассмотренном судебной коллегией Верховного суда РФ[11]. Данное дело вошло в Обзор судебной практики, утверждённый Президиумом ВС РФ 13 апреля 2016 г. (см. пункт 10), при этом ВС подчеркнул право конкурсного кредитора обжаловать судебные акты по заявлению о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитража, поскольку «вопрос о защите интересов третьих лиц подлежит судебному контролю как элемент публичного порядка государства исполнения»[12]. Таким образом может сложиться ситуация, что кредитору по заявлению о признании и приведении иностранного решения на нескольких стадиях будет вынужден оспаривать не только доводы самого должника, но и одного или разных конкурсных кредиторов должника.

Завершая еще раз хотим отметить, что безусловно процедура исполнения иностранных арбитражных и судебных решений, требует особого внимания, нельзя рассматривать данную процедуру как формальную, от того насколько качественно юристы отнесутся к представительству интересов кредитора будет зависеть фактическое исполнение иностранного судебного либо арбитражного решения.


[1] Дело № А56-75891/2015, рассматривается Арбитражным судом г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, см. Определение от 5 марта 2018 г. по делу № А56-75891/2015/тр.807.

[2] См. Постановления Президиума ВАС РФ от 22 сентября 2009 г. № 5604/09 и от 14 июня 2011  г. №  1787/11

[3] В ходе рассмотрения дела в Венском арбитраже нашим клиентом был заявлен встречный иск, в первоначальном иске должника было отказано, арбитраж удовлетворил встречный иск нашего клиента.

[4] См. в частности пункты 2, 4, 6, 8 Обзора практики рассмотрения судами дел о применении оговорки о публичном порядке как основания отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 26 февраля 2013 г. № 156.

[5] См. Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 4 декабря 2017 г. по делу А76-14670/2017, в данном деле мы представляли интересы кредитора по заявлению о признании Решения Венского арбитража.

[6] См. Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда от 25 сентября 1998 г., а также Определение Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 18 мая 2009 г. № ВАС-3436/09.

[7] См. Занина А., Райский А. Невзыскательная система // Коммерсантъ. 2018. 5 марта. С. 11. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3566103 (дата обращения: 16.07.2019).

[8] См. например, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 мая 2019 г. по делу № А 40-199893/2015)

[9] Решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 6 декабря 2018 г. по делу № А15-4748/2018.

[10] Определение Арбитражного суда Республики Дагестан от 28 ноября 2019 г. по делу №А15-2008/2018 о банкротстве ООО «Кикунинский консервный завод».

[11] См. Определение Верховного суда РФ от 6 ноября 2015 г. по делу N 301-ЭС15-6372.

[12] См. также пункт 25 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей», утв. Постановлением Президиума ВС РФ 26 декабря 2018 г.

О компании

С 2003 года SCHNEIDER GROUP поддерживает международные компании при выходе на рынки Армении, Беларуси, Казахстана, Польши, России и Узбекистана, а также помогает им эффективно строить работу в новых юрисдикциях.

В портфолио SCHNEIDER GROUP полный набор услуг, начиная от анализа рынка и поиска партнеров, до комплексного бухгалтерского сопровождения, юридического и налогового консалтинга, анализа эффективности бизнес-процессов и их оптимизации на основе лучших цифровых решений. Мы берем на себя решение всех непрофильных задач, чтобы наши клиенты могли сфокусироваться на развитии бизнеса.

Свяжитесь с нашими региональными экспертами, чтобы получить подробную информацию об оказании интересующих вас услуг в конкретной стране.

Готовы к сотрудничеству? Напишите нам!
Пожалуйста, заполните форму ниже. Наши сотрудники свяжутся с вами в ближайшее время.